Ильдар Хусаинов: Что происходит со Сбербанком? Они классные ребята!


Ильдар Хусаинов: Что происходит со Сбербанком? Они классные ребята!


 

Рынок недвижимости России переживает глубокий кризис. Вместе с ним трансформации подвергся и риэлторский бизнес, на который наступают крупные агрегаторы. Даже один из ключевых финансовых игроков России — «Сбербанк» — принял решение реализовываться в данном направлении. Серьезным изменениям подвергается профессия риэлтора. Вместе с этим РГР утрачивает свои позиции. Все это вызывает активную полемику в СМИ и социальных сетях. О том, что реально происходит в риэлторском бизнесе, и каких изменений ждать нам в ближайшем будущем, рассказал директор федеральной риэлторской компании «Этажи» Ильдар Хусаинов. В качестве бонуса для читателей порталов vsemetri.com и tumix.ru – прогнозы рынка недвижимости на 2017 год: цены, ставки, тренды.

— Это интервью, Ильдар Борисович, построено в основном по вопросам из социальных сетей. Профессия риэлтора в последнее время вызывает много споров.

— Когда читаю комментарии в социальных сетях, сам хочу высказаться по тому или иному вопросу, но, к сожалению, имея огромное желание, не имею времени. Поэтому данное интервью — возможность ответить на наболевшие вопросы.

— В 2017 году завершилась господдержка ипотеки, однако кризис еще не закончился. Тем не менее, обвала цен на недвижимость и процентов по ипотеке никто не увидел. Меняются тренды и законодательная база. Так что же происходит на рынке недвижимости страны?

— Мы не ожидали увидеть такой рынок в начале 2017 года. Цены падают, объемы растут. И в каждом регионе глубина падения различна. В среднем в 2016 году в реальных ценах сделок (подчеркиваю, поскольку они отличаются от цен выставления) глубина падения составила 10–12%. Причем, падали цены постоянно от месяца к месяцу, и в январе 2017 года пик падения увеличился. Объемы на рынке растут — по отношению к 2015 году 27–30% , в некоторых городах рост составил до 50%. Где-то строится до 1,5 кв. м жилья на человека, а в каких-то городах всего 0,4 кв. м. Понятно, что это будут совершенно разные рынки. Все ожидают снижения ставок по ипотеке. Январь и февраль в сегменте новостроек «сел», и нас это радует.

— Почему вас это радует?

— Поскольку вторичка на этом фоне существенно подросла. Ни для кого не секрет, что для риэлторского бизнеса маржинальность вторичного жилья гораздо выгоднее, чем новостроек. Мне бы хотелось сделать акцент в нашем интервью и отвечать на вопросы именно с точки зрения риэлторского бизнеса. Я довольно часто выступаю в комментариях как аналитик, но хотелось бы показать свой взгляд на вещи именно через призму видения руководителя риэлторской компании.

Несмотря на отмену господдержки ставки вернулись. И мне кажется, связано это с ценами на жилье. Если мы сейчас с вами соберемся покупать квартиру на вторичном рынке, довольно легко сторгуемся с продавцом на дисконт в 200–300 тыс. руб. При этом в новостройках цены падать перестали. Застройщикам просто некуда их снижать. У вторичного жилья условно нет себестоимости. У человека возникает желание или необходимость продать — он продает. У строителей это все же бизнес. В ближайший год надо готовиться к тому, что доля новостроек будет сокращаться. Если говорить о загородной недвижимости, то она существенно подросла в прошлом году. И в истории загородки все только начинается. В 2017–2018 годах я вижу все более фундаментальные изменения в этом сегменте рынка недвижимости. Именно здесь риэлторам надо научиться работать. Если в сегменте новостроек и вторичного жилья риэлторы уже неплохо научились разбираться, то в загородной недвижимости есть проблемы.

— Можно сравнить ситуацию на рынке недвижимости отдельно по городам? Вы с легкостью это можете сделать, поскольку компания «Этажи» присутствует в 62 городах и пяти странах.

— Урал, Западная Сибирь, Сибирь, а также Москва и Питер чувствуют себя достаточно неплохо. Я вывел интересную закономерность, там, где рейтинг губернаторов стремится к нижней строке, там и с рынком недвижимости есть проблемы. Условно же потребность в жилье везде одинаковая. Согласно нашим исследованиям, в разных городах приблизительно одинаковое число людей говорит о том, что в ближайшие два-три года хотели бы совершить сделку с недвижимостью — около 35% населения. Однако активность везде разная. Реальную возможность совершить сделку на рынке недвижимости имеет совершенно иное количество людей.

— Что происходит сегодня с банковскими ставками?

— Конкуренция ушла на уровень ставок. Если клиенту в одном банке предложат ипотеку ниже на 0,3%, чем в другом, он уйдет в банк с низкой ставкой. И я считаю, что это правильно. Мы видим, что банки, которые предлагают более низкие ставки, огромными темпами набирают долю рынка. Рынок стал очень чувствительным ко всем видам риска. Только банк готов поделиться рисками с потребителем, он сразу резко начинает наращивать долю. Это касается и справок по форме банка, размеров выдачи кредита, отношения к документам на лояльном уровне. И как результат, мы видим, что госбанки наращивают долю в 2017 году. Хотя в 2016 году доля Сбербанка рекордно упала, а у ВТБ выросла. Все видят, что творится с депозитами. Опубликованы отчеты, что для госбанков стоимость денег составляет менее 5%. Резонно предположить, что ипотечная ставка будет снижаться. Почти уверен, что к концу года мы увидим ставки без всяких дисконтов по вторичному жилью 9,5–9,7%. По новостройкам около 10%.

— Это будет связано со снижением ключевой ставки банка?

— Никак не связано. За последние 15 месяцев ключевая ставка снизилась на 1%, ипотечные же упали на 2,5%. Ставки по депозитам упали на 5%. Как экономика отходит от цены на нефть, так и внутренняя монетарная политика банков отходит от ключевой ставки ЦБ. Это говорит, что уже не государство регулирует процессы, а сам бизнес. У банков началась конкуренция!

— В 2016 году ПАО «Сбербанк» заявил, что будет выходить на риэлторский рынок. К чему приведет эта попытка играть на вашем поле?

— Этот вопрос с точки зрения сообщества номер один. А зря, есть более интересные вопросы. Ну, раз он назрел, давайте будем отвечать. Позволю себе небольшую преамбулу. Наверное, все руководители риэлторских компаний помнят, как лет десять назад ни у кого не было сайтов. Вся информация была в газетах. Мы подавали объявления и так продвигали свой бизнес. Потом риэлторские компании стали делать свои сайты. Что стало с газетами?

— Они стали уходить с рынка.

— Газеты собирались на форумах и спрашивали: «Почему вы заходите на это поле? Надо запретить». Что отвечали риэлторы? «Если вы, как технологическая цепочка, лишние, то вас надо исключить из процесса». По сути, так и произошло. Кто преуспел? Те агентства, которые за 10 лет развили этот софт, получили большую долю рынка, чувствуют себя прекрасно. Я даже не говорю о нашей компании. Я говорю о тех, кто стал развиваться в данном направлении. Что сейчас происходит со Сбербанком? Они все делают правильно. Они классные ребята! Любой бизнес, если видит направление, в котором он может развиваться, идет в это направление. Герман Греф ввел понятие «дирижер рынка недвижимости». Иллюзий быть не должно. Сбербанк создал свое агентство недвижимости. И это факт. И сейчас это наш конкурент со своими плюсами и минусами. Но есть одна маленькая деталь. Представьте себе, что «Этажи» заявляют: мы будем выдавать ипотечные кредиты. Например, мы нашли американский фонд, который готов выдавать нам 15 млрд долларов инвестиций (а для фонда это пустяк), и мы за счет этих средств готовы выдавать ипотеку под 7%. Мне будет очень интересно посмотреть на реакцию Сбербанка, с которыми мы, по сути, партнеры. Повторю, мне будет очень интересно посмотреть на их реакцию. И сегодня риэлторское сообщество выдает равно такую же реакцию, когда наш партнер заявляет, что будет теперь играть на нашем поле. И я вижу тот негатив риэлторского сообщества, льющийся на Сбербанк, который зашел в плоскость большого конфликта интересов и уверен, что сможет проплыть.

— Ну, у Сбербанка достаточно большое количество инструментов, чтобы без потерь преодолеть этот путь.

— Да, это так. Но открою тайну: Сбербанку не нужен этот рынок!

— Как?!

— Прибыль Сбербанка в 2016 году составила 540 млрд руб. Прибыль всех риэлторских компаний России за этот же период с учетом уплаты всех налогов не превысит 1 млрд рублей. А, возможно, и полмиллиарда не превысит. Рынок наш микроскопический. Мы мелочь пузатая. А что важно? Что мы очень нужны для получения этих 540 млрд рублей. Интересно то, что отрасль, где цена вопроса миллиард, является надстройкой отрасли с ценой 540 млрд. Но может и возникнуть конфликт интересов, поскольку заходя в область с суммой выручки в миллиард, есть риск потерять 540. А это уже никому не нужно. Им интересно лишь дирижирование этой отраслью. А нам, риэлторам, важно отстаивать и понимать свои интересы и не соглашаться на все подряд, на все «пирожки», которые кто-то предоставляет в обмен на что-то. В подтверждение того, что Сбербанк не будет двигаться в этом направлении дальше, я могу привести три серьезных аргумента. Первый: я уверен, что в ближайшее время Сбербанк предоставит преференции своим партнерам, которые показывают хорошие результаты. А теперь подумайте сами, нужно ли было это банку, если бы он хотел всерьез работать на этом рынке? Второй: Сбербанк никогда не будет вводить стоимость за свои услуги. А что это за бизнес, за который ты не берешь деньги? И третий: никто не отменял другие банки. Сбербанк не монополист! И это фактор в нашу пользу.

Понимая эти моменты, можно представить, как выстраивать стратегию в этой ситуации. Еще один важный момент — рынки всегда идут за лидером (свято место пусто не бывает). А в российских реалиях место дирижера риэлторского рынка пустое. У нас все тренды, которые возникали в последнее время в мире в риэлторском бизнесе, нашим российским бизнесом игнорировались. Какие там IT? Какие взаимоотношения с властью? Какие серьезные сайты?

Заметьте, что риэлторское сообщество могло бы само стать этим дирижером. Есть наше сообщество, другие банки, движущая сила и желание. Мы могли бы колоссальную систему выстроить в противовес. И не факт, что мы проиграли эту борьбу. И если мы выстроим сегодня хорошую систему взаимоотношений со всеми участниками рынка, пройдет 3-5 лет, и все будет совершенно по-другому.

Всегда все решит потребитель. Коллеги, не надо питать иллюзий. Если риэлтор через 5 минут после входящего звонка не перезвонил, если к вечеру не готов показать объект, если не вкладывает деньги в свое развитие, придут люди, которые сделают это лучше — банки, агрегаторы, нотариусы, государство, в конце концов. Все зависит от нас!

И еще касаемо Сбербанка. Почему мы всегда ругаем тех, кто хорошо работает? Надо к ним уважительно относиться. А люди реально хорошо работают. Они нашли нишу, изучили, поверили в нее, инвестировали и пытаются грамотно ее занять. И с точки зрения ведения бизнеса к Сбербанку вопросов ноль! Они порядочные, честные, у них грамотная система управления, хороший подбор персонала, они крупный налогоплательщик.

— К чему тогда ведет работа Сбербанка на этом рынке. К формированию хорошей конкуренции?

— Да. И моя позиция такая — надо срочно повышать конкуренцию в риэлторском бизнесе. Если брать на работу низкоквалифицированный персонал, не обучать его, то завтра клиент пойдет на любой раскрученный агрегатор и получит необходимую ему услугу там.

— Вопрос из социальной сети. Что происходит в РГР? Вы неоднократно выступали с критикой этой организации, аргументируя, что она не очень поворотлива, не видит трендов. Как вы видите дальнейшую работу этой структуры?

— Я считаю, РГР сегодня не несет для риэлторского сообщества никаких прорывных инноваций. Еще два три года с таким РГР, и негативные последствия для всего риэлторского бизнеса станут необратимыми. Не решены вопросы налогового обложения, поскольку этим никто не занимается. Нет маркетингового движения, нет развития для объединения и повышения значимости профессии. Полное отсутствие подвижек в параметрах изменений управления — система сама вылечить себя не может. Скорость изменений нулевая. Я расскажу вам, как мы управляем всей нашей структурой «Этажей», которая сегодня расположена в 62 городах. Мы вообще ни разу не собирались все вместе! Есть онлайн-конференции, на которые мы собираемся трижды в неделю! Все эти большие встречи в огромных залах морально устарели. Скорость коммуникаций имеет самое важное значение. И более того, все должно иметь коммерческое значение и развитие.

— Тогда откройте нам тайну, владеет ли сегодня РГР каким-то бюджетом?

— Я открою вам эту страшную тайну. Годовой бюджет РГР меньше нашего недельного маркетингового бюджета! Эта структура не влияет, по сути, ни на что!

— Что вы предлагаете взамен?

— Мы готовы создать структуру, которую я предлагаю назвать «Инновационные риэлторы». Всем, кто желает, я предлагаю присоединиться онлайн к данной площадке, на которой мы будем обмениваться практиками, принимать важные решения. Я гарантирую, что в этой структуре не будет никаких бумаг, уставов и всего этого ненужного антуража. Мы будем заниматься делом.

Нужно нам какое-то проектное управление? Мы разрабатываем проект, договариваемся, сколько выделяем на финансирование. Если тысяча организаций сбросится по десять тысяч рублей, сумма финансирования составит 10 млн рублей.

Мы, когда помогали РГР, передали в эту организацию более 2,5 млн рублей спонсорской помощи.

— Отдача была?

— Никакой! Поэтому мы и предлагаем создать новую площадку. Более того, готовы профинансировать начало ее работы — до 3 млн рублей. И давайте вместе делать важные проекты. Три-четыре проекта пока нам всем вполне по силам. Необходимо создать единый качественный портал. Решать вопросы налогообложения. Провести маркетинговые исследования. Наладить взаимоотношения с госорганами, банками и застройщиками. Все! Этих проектов достаточно для работы! Долго об этом говорить не хочу, все очевидно. Новая организация, которую мы предлагаем создать, будет работать совершенно по-другому. Онлайн-конференции, оплата за результат. И, если необходимо быть сильным кулаком, с помощью которого необходимо будет решить вопросы, мы им будем!

— Не могу не задать вопрос из соцсетей, хотя, возможно, на данном этапе разговора он уже потерял свою актуальность. Вы готовы возглавить РГР?

— Нет. Необходима новая структура, которая будет четкой, динамичной, эффективной и при этом недорогой! Я призываю присоединиться к новой системе. Пусть сначала это будет даже какой-то клуб, в котором мы онлайн все будем встречаться. Как только поймем, что система заработала, мы («Этажи») сразу оттуда уйдем. У нас нет политических амбиций, нас интересует только бизнес. Нам надо, чтобы наша сфера развивалась и приносила радость как клиентам, так и тем людям, которые в ней работают. Это наша цель.

— Еще блок вопросов из соцсетей. Что для вас значит профессия риэлтор? Как она будет трансформироваться в будущем?

— Это все уже проходили США в начале 2000-х. Во время сильного прорыва сайтов доля риэлторских услуг стала падать бешеными темпами. Риэлторское сообщество среагировало, компании стали по-другому работать, научились взаимодействовать с людьми, резко увеличили число контактов. Риэлторы стали действовать совершенно иначе! Кризис бывает в любой отрасли, но какие-то отрасли это убивает, а какие-то заставляет выйти на новый уровень, ранее невиданный. Я верю в то, что у нас в отрасли много профессионалов, их становится все больше и больше. Но мы все друг с другом не общаемся, мы же все гордые! Мы доверились РГР… Необходимо развиваться, а не доверять тем, кто, по сути, не умеет управлять!

Что делает в направлении трансформации профессии компания «Этажи»? Мы создали компанию Esoft. И уже через три месяца будем готовы продавать продукты для риэлторов: по HR-процессам, маркетингу, управлению базами данных. У нас есть франчайзинговые пакеты, также будут предложены профессиональному сообществу пакеты по блокам. Необходимо, чтобы общество, в котором ты работаешь, было сильным. Если у соседа пожар, а у тебя замок, тебя это не спасет. Необходимо сделать так, чтобы у соседа тоже был замок. Тогда вам никакой пожар не страшен.

— В соцсетях в феврале было достаточно много споров о нужности риэлторов. Расскажите, зачем сейчас при наличии стольких агрегаторов нашему обществу нужен риэлтор?

— Риэлторский бизнес постоянно развивается. И его задачи на разных этапах развития существенно отличаются. Например, раньше всю добавленную стоимость создавал риэлтор. Сейчас все кардинально поменялось: добавился ипотечный брокеридж, финансовая ответственность компании и многое другое. Если что-то пошло не так, деньги клиенту возвращаем в размере 100% от квартиры. Многое автоматизируется, вручную наш риэлтор практически ничего не делает.

Куда уходит конкуренция? В критическую функцию «человек — человек». Расшифрую: человеку рядом нужен человек. Есть какой-то предел, когда тебе рядом обязательно кто-то необходим. И риэлтор как раз и есть такой человек, который в сложной ситуации выбора жилья или его продажи останется рядом с вами. Но при этом ответственность компании в рамках создания других конкурентных преимуществ никто не снимает. Должен быть качественный сайт, система исследований потребительских предпочтений клиента, развитие в ипотечном поле и юридическом.

Что происходит сегодня с клиентом? Если через 5 минут после заявки ему не перезвонить, он будет считать, что плохая компания. Он хочет в день смотреть 6 объектов. Он хочет хорошего сервиса. И мы все это предлагаем. Посмотрите, у нас очередь стоит из клиентов.
Пример, почему необходим риэлтор. Мы запустили проект «аренда-онлайн». 7000 рублей — поиск аренды квартиры с риэлтором, 4000 рублей — без. База одна. Результат: за месяц без риэлтора — всего четыре сделки. Все остальное с риэлтором!

Но. Должна быть адекватная стоимость услуги и высокое качество сервиса.

— Что вы называете адекватной стоимостью?

— Она везде разная. И зависит от рынка труда. Большая составляющая в стоимости услуги — зарплата. Есть города, например, Новый Уренгой, где зарплата на 30–40% выше средней по стране. В крупных городах риэлтору придется много времени тратить на разъезды, соответственно, он не сможет делать много сделок. Это отразится на стоимости услуги. Есть города, где клиенту необходимо подать авто бизнес-класса. И это тоже увеличит стоимость услуг. Важна стоимость постоянных издержек: маркетинг, исследования, судебные издержки. И это все накладывает определенный груз на стоимость услуги. С моей точки зрения, услуга должна быть несколько выше, чем 1,5 средней зарплаты по региону.

— Вы сами совершали сделки?

— Конечно. Я провел более 100 сделок. Более того, до сих пор делаю. Иначе как можно работать на данном поле и не заниматься напрямую этой деятельностью?

— Рынок жилья в 2015 году стал трансформироваться в сторону малогабаритного жилья. Уже появились квартиры площадью 8 кв. м. Какое жилье будет востребовано через 3–5 лет? Какие квартиры сейчас выгодно строить застройщикам?

— В ближайшие 2–3 года застройщикам будет выгодно строить эконом. Причем еще более дешевый эконом, чем сейчас. Эконом в квадрате. И поэтому надо просто это признать: те застройщики, которые берут эту стратегию, и имеют прибыль. Рынок сместился в жесткий эконом, скажем так, и я думаю, что ближайшие 2–3 года тенденция будет только нарастать. Рынок недвижимости всегда отражает экономику страны.

Есть у нас хороший сегмент, я называю его «комфорт +», который по доступной цене тоже идет неплохо.

— То есть вы хотите сказать, что в ближайшие 2–3 года мы увидим движение в сторону малогабаритного жилья?

— Нет. Можно продавать по 54 тысячи рублей за квадрат, можно по 39. Сейчас что происходит? Тот, кто продает по 39, будет получать 80-85% клиентов. А кто по 54, тот будет сидеть на бобах.

— Что мы можем получить в сегменте жилых комплексов в ближайшее время?

— Нет большого спроса на квартиры меньше 16 квадратов. 16–20 да, берут, активно. Ниже 16 — не знаю. Все мы видим, что по параметрам находимся в низшей точке кризиса. Страна выйдет из него. Пройдет 15 лет. Что нам скажут дети? Про 8 квадратов — кто там будет жить?

— В самом начале нашего интервью вы говорили о том, что рынок загородной недвижимости в ближайшее время получит новый импульс развития. Что в тренде? Что делают риэлторы, чтобы двигать рынок?

— Загородка — наш рынок. Я приезжаю в США и некоторые страны Европы и спрашиваю, в какой сфере они работают — загородная или квартиры. Они говорят — в смысле?

— У них один рынок?

— Да, для них это один рынок загородный. В основном это дома. Мы только сейчас подходим к этому. Доля ипотеки у нас сейчас подходит к нормальному уровню. На рынке загородки меньше конкуренции, там больше нужен риэлтор, там более сложные комплексы услуг. Более неоднороден товар сам по себе. И больше потребность в профессионале, например, нужны юридические услуги. У нас есть варианты сотрудничества, когда мы берем на реализацию целые комплексы нарезок. Хорошая работа. Хорошая комиссия. Я считаю, это начало.

— В 2015 году аналитики говорили, что тюменская загородка — сплошной недострой. Огромное количество коробок, возведенных под крышу. Что сейчас происходит с этими домами?
— Ну, они обычно продаются, новые собственники достраивают. Всегда с дисконтом, всегда дешевле, чем потрачено на строительство.

— Ильдар Борисович, вы все-таки считаете, движение загородной недвижимости не связано с сезонами?

— Это сказка про белого бычка. Как аналитик, могу сказать — загородка почти не имеет сезонности. Она подсаживается только в январе, в декабре все хорошо. Март-апрель — пик, коэффициент декабря–марта — 1,3–1,4, даже январь где-то 0,4–0,45. Уже нет сезонности, график такой по всем городам.

— Что сегодня номер один в загородке?

— Земля.

— А цены?

— У нас везде разные цены, но в среднем по России от 800 до 1 200 000 рублей. Оптимальный вариант 10–14 соток. Дачи тоже хорошо продаются. Все эти моменты очень важны. Мы в компании два года пропагандировали курс загородки, всех обучили, всем рассказали, подтянули. Летит все.

— В одном из наших интервью вы говорили, что рынок аренды недооценен. Например, в Европе многие предпочитают не иметь собственное жилье, а арендовать, это позволяет не быть привязанным и перебираться из города в город. Что происходит в России с рынком арендного жилья?

— Во многом благодаря нашему руководству, рынок аренды полностью проигран черным маклерам, агрегаторам и прочим. Понимаете, почему нельзя терять эти рынки? Там нет постоянных дополнительных издержек. Например, рынки загородной, коммерческой недвижимости очень хорошо ложатся на текущую структуру затрат. Дополнительные затраты минимальны. Надо поверить в это, обучиться, понять и заниматься этим. Это очень рентабельные направления. Я вам расскажу по секрету по аренде — мы это тоже сделали.

— Обучили?

— Рассказали, подобрали специальные команды, есть успехи. В некоторых городах мы — лидеры по аренде, и черных маклеров где-то вообще победили.

— Ильдар Борисович, все-таки о перспективе аренды. Рынок будет расширяться, население России поймет, что нет необходимости иногда владеть собственным жильем, хватит и арендованного?

— Ментальность.

— Можно ее перестроить?

— Я прогнозирую, что при снижении ипотечной ставки, все больше человек захотят приобрести себе недвижимость.

— Хочу заострить внимание на порталах «Авито», «Домофонд» и других, которые вышли на рынок и составляют риэлторам серьезную конкуренцию. Потребитель нередко говорит: зачем я пойду в риэлторскую компанию, когда смогу приобрести жилье на агрегаторах? Можете рассказать, что получают клиенты порталов, а что ваши клиенты?

— Давайте по порядку. Когда человек приходит покупать квартиру в компанию, он получает многое: огромный выбор базы данных, эксперта, который поможет подобрать правильное жилье. С высокой долей вероятности при участии риэлтора ты все равно покупаешь жилье на 50–70 тысяч дешевле. За счет объема, за счет знания и умения торговаться. И за счет быстрой реакции на рынок.

Второе, что получает клиент — ипотечный брокеридж. Мы независимо проконсультируем по всем механизмам ипотечной системы. Например, никому не известный банк предлагает ипотеку дешевле на 0,4%. Мы сходим туда, все проверим. И если это выгодно, предложим клиенту такой вариант.

Еще одно преимущество — это безопасность. Сколько берут за это страховые компании, всем известно.

Следующий важный момент — сервис. У нас клиент может выписать доверенность и полностью делегировать сделку риэлтору. Правда, 1500 рублей — и все. Мы сами все сделаем, продадим, купим. Я уверен, что во всей России наши риэлторы пользуются большим доверием.

— Ильдар Борисович, сколько вы лет в риэлторском бизнесе?

— Уже 17 лет, но можно сказать уже 18. Первый раз об этом говорю — первый год помогал своей маме, был на многих просмотрах с ней.

— Вас можно поздравить — вы достигли совершеннолетия в своей деятельности. Скажите, вы не устали заниматься одним и тем же бизнесом?

— Нет, мне это интересно. Я такой человек, возможно, немножко ненормальный. Чем начался заниматься, тем и продолжаю. Если бы это был другой бизнес, я бы остался преданным одному делу. Я сторонник такого образа жизни: никуда не переезжаю, в одной школе учился десять лет. Трое детей у меня… Я сторонник все-таки традиционных процессов.

— Как изменялась профессия риэлтора за 18 лет?

— Отвечу вам так. Я очень хорошо помню первый день нашей работы. 16 октября 2000 года. Сказать, что она трансформировалась, ничего не сказать. Приведу пример: раньше мы заносили на листок бумаги информацию о квартире, потом ее передавали мне. Ночью я заносил все это в документ Word, уже утром мы это распечатывали — это был, так сказать, лист наших квартир. Договоры тоже были на мне. Сотовых не было ни у кого. Когда у одного из наших сотрудников появился мобильный телефон — это было круче, чем сейчас купить автомобиль «Майбах» (Maybach). Мы были еще очень далеки от ипотеки, какие там юридические процессы, бренд. А наша первая реклама: баннер в черно-белой газете 3x4 сантиметра — и это был гениальный маркетинговый ход! Сейчас скорости сократились, бизнес стал прозрачным, информация денег просто вообще не стоит. Если ты ее стараешься продать, то на тебя уже смотрят косо — продавать надо сервис, денежные выгоды, экономию времени для клиента. И, конечно, надо уменьшать риски.

— То есть вы не скучаете по тому времени?

— О чем вы говорите? Раньше всегда трава была зеленее.

— Есть ли у вас клиенты, которые все 18 лет с вами?

— У нас есть люди, которые приобрели с нами больше 20 квартир и себе, и детям. Клиенты, кстати, тоже серьезно трансформировались.

— Скажите тогда, какой будет дальнейшая ступень риэлторства?

— В ближайшие два года профессия будет активно изменяться. За два года исчезло около 60% риэлторских компаний. Этот бизнес будет укрупняться. Мы тоже со своей стороны готовим программу для небольших агентств, которым нужны сильные партнеры. Мне повезло — я работаю в крупной компании, но понимаю, что не успей мы развиться до такого уровня, предпочел бы какие-то готовые технологии покупать. Мы ведем во всех городах, где представлены, уже несколько переговоров о покупке агентств недвижимости. Своих конкурентов я очень уважаю, но будущее определит ежедневный эффективный труд: автоматизация, бизнес-процессы, работа с конкурентными преимуществами, маркетинг, бренд, взаимоотношения с партнерами, Big Data (большие данные) — это все должно переходить в реальные преимущества для клиента. Если этого не происходит, наступает начало конца. И я понимаю, почему многие устают и перестают заниматься бизнесом. Я часто слышу возражение: «Это что, надо работать 18 часов в день?»

— А сколько работает Ильдар Хусаинов?

— Я не отношу себя к трудоголикам. В 8 утра я на работе, в 19:00 ухожу, в воскресенье стараюсь не работать, суббота — короткий день до обеда. С семьей надо время проводить обязательно, а то, увлекаясь работой, можно забыть обо всем на свете. Единственное — устал летать. У меня за февраль 26 перелетов. Стремлюсь сейчас работать так же эффективно, но летать поменьше.

— Как изменится ваша деятельность, кем вы себя видите лет через 10?

— Я себя точно вижу в компании «Этажи». Думаю, что мы сможем нарастить большую долю рынка. Без Москвы и Санкт-Петербурга будет 8 %. С ними должно быть 10% — это наша амбициозная цель к 2019 году.

— Вы уже сказали о том, что компания «Этажи» создает еще одну новую компанию Esoft. Будут ли еще какие-то варианты и новые компании?

— В ближайшие два года, я думаю, не будем создавать что-то новое. В Esoft меня не будет на операционном управлении, я — председатель правления. У нас там сильный IT-директор, он же совладелец бизнеса, я уверен он там все сделает хорошо, эту компанию еще все узнают. Причем, Esoft будет работать не только для риэлторского бизнеса, не только для России, в масштабах мирового управления она еще займет свою нишу.

— В завершение традиционный вопрос: ваш прогноз на 2017 год для рынка недвижимости?

— Цены будут падать до середины года в целом по России. Рынок сместится еще больше в сторону вторичного жилья, потому что у застройщиков уже нет предложений по себестоимости. Ставки на ипотеку в районе 10% мы железно увидим к концу года. При большом первоначальном взносе, я думаю, ставки будут ниже девяти — это без всяких субсидий со стороны застройщиков. Риэлторский бизнес будет увеличивать и дальше проникновение услуги. Касательно выхода на рынок Сбербанка — уверен, будут найдены хорошие компромиссы, которые устроят всех игроков рынка. Более того, я думаю, другие крупные банки захотят также, через какие-то другие инструменты (скажу по секрету, через «Сообщество инновационных риэлторов») влиять на наше поле деятельности. Надо всегда вокруг себя развивать конкуренцию — это нормально. Сейчас, конечно, все игроки рынка напряглись, но скоро все нормализуется. Более того, те, кто будут эффективно работать, им вообще ничего бояться не стоит.

— Покупать или продавать сейчас?

— Я бы, честно говоря, не рекомендовал сейчас покупать. Продавать да, но нужно смотреть доходность депозитов. Ну, продал, а куда деньги? Депозиты уменьшились. Люди просто не знают, где хранить деньги. Сейчас надо весомую часть инвестировать в себя — в свое развитие. Изучите два языка, к примеру. Я в этом плане, конечно, испорченный человек, уже на месяц вперед расписаны все часы. Если жить нормальной жизнью, то надо находить время для прочтения книг, изучения новых возможностей, это все так классно! Не понимаю людей, которые имеют свободное время и тратят его на просмотр телевизора. Я его не смотрю, ну, если только трансляцию футбольного матча.

— Куда будут двигаться «Этажи» за пределами России?

— Мы продолжим развитие в Казахстане. Там не так много крупных игроков. Будем и дальше здесь закрепляться. Есть три страны в обработке. Я склонен сейчас зафиксироваться на текущих странах, добиться там успеха, показать эффективность модели, посмотреть, как поведет себя рынок. Я думаю, до конца года никаких новых шагов в сторону других стран делать не будем.

— Какие ваши личные планы?

— (Пауза. Смеется) Наверное, нет их. О, есть! Хочу сделать все, чтобы колено выздоровело. Сейчас я играю в футбол только на любительском уровне.

— Чтобы вы хотели добавить к нашему диалогу? О чем я вас еще не спросила?

— Я бы хотел дать несколько рекомендаций директорам агентств недвижимости. Первое: срочно пересмотреть свою эффективность. А именно, понять, зачем мы нужны клиенту, что для него приоритетно. Второе: срочно формировать единое окно, все этого хотят. Надо работать с IT-технологиями. Все хотят зайти на один сайт и все посмотреть: и планировки, и про наследство спросить, хотят увидеть взаимоотношения с партнерами. А как это сделать? Это наша работа управленцев, каждодневный труд. Кстати, я еще не ветеран в этой отрасли, есть те, кто отдал недвижимости и 20, и 25 лет.

Я вам так скажу: можно и 18 лет в риэлторском бизнесе проработать, но не понять, в чем суть. Поэтому важно пересмотреть ядро: за что нам клиенты платят деньги, как мы готовы эти издержки обеспечивать. Важно понять, куда направить весь фокус внимания. Тогда ни «А», ни «С», ни «Я», никто другой нам не страшен.

Комментарии

Список комментариев пуст


 
^ Наверх